ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПО РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРОБЛЕМАМ СЕВЕРА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА.

                                                                                                                

Летом 1912 года три научные экспедиции отправились от берегов России в суровую Арктику. Их возглавили амбициозные полярные исследователи: Владимир Русанов, Георгий Брусилов и Георгий Седов. У них были разные задачи, но общее для всех страстное желание — вписать свои имена в историю и подтвердить славу России, как великой арктической державы.

 

Это был самая масштабная и самая массовая инициатива русских исследователей со времен Великой Северной экспедиции XVIII века. Тогда 7 отрядов прошли огромную территорию от устья Печоры до Камчатки, составили карту арктического берега Евразии. Группа Семена Челюскина покорила самую северную точку материка, а капитан Витус Беринг впервые провел корабли по проливу от Чукотки до Аляски.

Результаты экспедиций начала XX века грезились не менее грандиозными: поставить российский флаг на Северном полюсе и пройти за одну навигацию Северным морским путем, закрепив за Россией кратчайший маршрут из Европы в Азию.

 

Жажда открытий и гонка Империй

Русанов, Брусилов и Седов включились в последние в истории планеты соревнования за великие географические открытия. К началу XX века на карте мира были лишь 2 больших белых пятна – северный и южный полюсы. Как писали советские исследователи, это была «империалистическая гонка за земли». И отчасти, они были правы – экспедиции посылали все империи того времени, так что никого не удивляли, например, бельгийцы во главе с бароном де Жерлашем в Антарктиде, или итальянцы под предводительством герцога Абруццкого в Арктике. К тому же на севере планеты был особый политический расклад. В 1905 году после более 300 лет пребывания в унии, сначала с Данией, потом со Швецией, получила независимость Норвегия. Потомки викингов с энтузиазмом включились в гонку империй за «место под солнцем», пусть даже это солнце для скандинавов было и, по географическим причинам, полярное. В начале 20-го века на островах Шпицбергена, бывших на то время формально «ничейными» нашли уголь и на эти северные копи устремились промышленники со всего мира. Главное, застолбить участки. В 1878-79 годах швед Адольф Эрик Норденшельд на пароходе «Вега» за одну навигацию прошел северным морским путем. В декабре 1911 норвежец Руаль Амундсен первым достиг Южного полюса. В 1909 сразу два американца Роберт Пири и Фредерик Кук заявили о покорении Северного полюса. Российский флаг отставал в этой северной гонке имперских штандартов.

 

Подарок Императору и неудачный год

Казалось, трем русским капитанам, устремившимся в 1912 году на север, все благоприятствовало: надвигался 1913-ый, год 300-летия дома Романовых и перспектива способствовать «подарку» короне в виде бескрайней Арктики заставляла имперских чиновников чуть благосклоннее смотреть на отчаянные инициативы трех первопроходцев.

К сожалению, не благоволила природа, ледовая обстановка в арктических морях в 1912 году оказалась одной из самых суровых за все годы наблюдений. Что-то похожее повторилось лишь в 1983 году, спустя 3 поколения. Но тогда на погоду не обращали внимания: амбиции, удаль и «русский авось» стали универсальным для всех троих исследователей энергетическим коктейлем, который гнал их вперёд. Как оказалось, навстречу смерти. Экспедиция Русанова погибла полностью, из партии Брусилова чудом спаслись 2 из 24, в группе Седова погибли трое, включая и начальника экспедиции.

 

Литературное бессмертие или как три капитана стали двумя

Трагические судьбы трех капитанов, отправившихся суровым летом 1912 года на покорение Арктики, скорее всего, остались бы темой, интересующей редких энтузиастов. Но истории Русанова, Брусилова и Седова увековечил в своем романе «Два капитана» писатель Вениамин Каверин.

Произведение получилось настолько ярким и увлекательным, что миллионы мальчишек с упоением следили за поисками Саней Григорьевым следов экспедиции капитана Ивана Татаринова. На самом деле писатель художественно обработал и скомпилировал реальные истории трех полярников в одну. Внешность капитана Татаринова – от Георгия Седова, у героя романа его биография, характер, сложности с подготовкой экспедиции.

Маршрут корабля «Святая Мария» в романе в точности повторяет путь шхуны «Святая Анна» лейтенанта Брусилова. Письма штурмана Климова Каверин взял из дневника реального штурмана брусиловской экспедиции Валериана Альбанова.

Трагический финал – гибель где-то в снегах у полуострова Таймыр после открытия неизведанных земель – перекликается с историей Владимира Русанова. Впрочем, истории каждого из трех капитанов столь драматичны, что вполне могут быть основами для отдельных литературных произведений.

Литературный капитан Татаринов больше всего почерпнул от Георгия Седова. Идеологически верный выбор советского писателя Каверина. Все-таки Седов – сын простого рыбака, всего добился трудом и упорством. Сделал карьеру от матроса до боевого офицера, талантливый гидрограф. Был убеждённым патриотом и на отчаянный бросок к полюсу в 1912 году решился, чтобы обогнать норвежцев, а конкретно – уже застолбившего Южный полюс Руаля Амундсена. Вот, что писал сам Седов:

«Он (Амундсен) хочет идти в 1913 году, а мы пойдём в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг…»

Из-за спешки экспедицию действительно плохо подготовили: были и пропавшие консервы, и не годные к езде собаки. Вот только никакой «Николай Антонович», как в романе, к этому не причастен. Организовывал экспедицию лично Седов. Он же и поплатился за свои ошибки. В 1914 году, после двух тяжелых зимовок на зажатом во льдах корабле, больной, Седов с 2 матросами попытался марш-броском на собачьих упряжках преодолеть последнюю 1000 километров до полюса. Когда совсем обессилел, он приказал привязать себя к нартам и тащить умирающего к полюсу. Не дошли.

Экспедиция потом с трудом вернулась домой, сжигая в топках шхуны «Святой великомученик Фока» все, что могло гореть, включая одежду и музыкальные инструменты. Многие детали этого вояжа писателю Каверину рассказал участник экспедиции Николай Пинегин. Он, помимо прочего, вел фото и видеосъемку, так что «седовцы» стали героями первого в истории документального кино об Арктике. Эти исторические кадры затем фактически реконструировали в телефильме.

Роман Каверина был настолько хорош, что открытия, в нем описанные, многие считают подлинными. Так, были случаи, когда на уроках географии школьники упорно доказывали, что именно капитан Татаринов обнаружил Северную Землю. Этот архипелаг у полуострова Таймыр – последнее крупное географическое открытие современности. Его сделал, действительно, русский офицер Борис Вилькицкий. Он же первым из наших соотечественников прошел за одну навигацию Северным морским путем. То есть сделал то, к чему стремился другой прототип литературного капитана Татаринова – Владимир Русанов. Экспедиция Русанова в 1912 году была самой подготовленной из трех. Её поддерживало министерство внутренних дел, потому как официальной целью команды было – исследовать острова Шпицбергена.

Да и сам Владимир Русанов, не моряк вовсе, а геолог, причем с мировым именем. Накануне роковой экспедиции он защитил докторскую диссертацию в Сорбонне. 35-летний Русанов блестяще выполнил поставленную перед ним задачу, разведал более 20 угленосных участков на спорных тогда островах Шпицбергена. Но, отправив полный рапорт о своих исследованиях, далее он устроил форменную авантюру. В том же 1912 году Русанов развернул свое судно «Геркулес» не к родным берегам, а на восток и самостоятельно попытался пройти Северным морским путем. До конца неизвестно, что стало с командой. Лишь в 1934 году на островах к западу от Таймыра обнаружены личные вещи участников экспедиции и доска с надписью:

«Геркулес 1913».

Когда Каверин писал свой роман, он уже знал о находках. Есть версия, что Русанов мог побывать и на Северной Земле, хоть до этого архипелага от места обнаружения стоянок экспедиции 600 километров… Тем не менее, там тоже находят следы пребывания каких-то людей, северный фольклор приписывает их «русановцам», но никаких научных подтверждений этому нет. Как не обнаружено до сих пор ни останков Владимира Русанова, ни 10 его спутников. В отличие от литературного капитана Татаринова. Его последний лагерь Саня Григорьев обнаружил, равно как и дневники, и это стало красивым финалом приключенческого романа.

Брусилов был самым молодым из трех капитанов, отправившихся на покорение севера летом 1912 года. Ему едва исполнилось 28 лет на тот момент. Молодой офицер уже проявил себя во время русско-японской войны, но честь фамилии обязывала его к большим делам. Брусиловы – заслуженная офицерская династия. Дед Георгия воевал еще против Наполеона; отец, вице-адмирал, был основателем и первым руководителем Морского генерального штаба; дядя – генерал от кавалерии, прославился через несколько лет знаменитым «Брусиловским прорывом» во время Первой мировой. Георгий решил пройти Северным морским путем за одну навигацию. На деньги родственников была куплена большая шхуна размером 45 на 7 метров, она была в разы крупнее, чем у двух других экспедиций. В плавание уходили от Николаевского (ныне Благовещенский) моста в Петербурге. На борт судна даже поднималась мать императора Николая Второго, Мария Федоровна. В общем, вниманием «брусиловцы» были не обделены.

Однако, не прошло и двух недель плавания в северных морях, как шхуна вмерзла в лёд и из этого холодного плена уже не выбралась. Далее «Святая Анна» безвольно дрейфовала по течению у архипелага Земля Франца-Иосифа. Это был самый длительный в истории российских арктических исследований дрейф – 1575 километров за полтора года. По крайней мере, такой отрезок документально подтвержден. В апреле 1914 года часть команды покинула корабль и отправилась пешком до земли. Путь в 400 километров из 11 человек преодолели лишь 2. Воспоминания одного из спасшихся, штурмана Альбанова, и легли в основу романа Каверина. Сама шхуна «Святая Анна», вместе с капитаном Брусиловым и остатками команды бесследно исчезла на северных просторах. И судьба этого русского «летучего голландца» до сих пор одна из главных загадок Арктики.

 

В поисках «Святой Анны»: «Бороться и искать…»

Попытки найти следы экспедиции Брусилова долгие годы были безрезультатными. Лишь в 2010 году группа исследователей во главе с известным полярником Олегом Проданом обнаружила на одном из островов Земли Франца Иосифа человеческие останки, обрывки одежды и личные вещи 4 человек. Как потом установили эксперты, это следы той пешеходной партии, что покинула шхуну вместе со штурманом Альбановым. Из костей извлекли ДНК, но спустя 100 лет не смогли найти родственников членов экспедиции для сравнения.

В последующие годы энтузиасты еще не раз возвращались к архипелагу, прочесывали острова. Даже ставили радиобуи в ту точку, где последний раз находилась «Святая Анна» в надежде, что удастся отследить течения и наметить примерный район поиска обломков шхуны. В 2016 году во время осмотра полярных земель с вертолёта Олег Продан погиб вместе с еще двумя членами экипажа. Поиски из-за этой трагедии прервались, но не прекратились. Исследователи на яхте «Alter Ego» из Мурманска отправились по следам «Святой Анны». Их конечная цель – многочисленные острова Земли Франца-Иосифа.

последний раз, к островам пробивалась пешая партия со шхуны, там обнаружили останки членов команды. Есть версия, основанная на современных исследованиях течений вокруг архипелага, что шхуну могло прибить к одному из островов. В крайнем случае, какие-то обломки. Так уже в поисках воплощается девиз героя Каверина «Два капитана»:

«Бороться и искать, найти и не сдаваться!»

Виталий Воронин

Октябрь 2017 г.

Источник:  https://m.5-tv.ru/news/160130/

Новое