ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПО РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРОБЛЕМАМ СЕВЕРА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА.

                                                                          

   Один из сложнейших вопросов социальной политики на Севере — это сохранение условий жизни и деятельности коренных народов. Освоение территории во все времена и на всех континентах сопровождалось определенными изменениями в их жизни: в каких-то сферах это были приобретения (образование, медицинское обслуживание, культура и т. п.), а где-то — потери. И последнее, безусловно, связано с тем, что любой народ не может в течение жизни одного поколения адаптироваться и принять новые цивилизационные условия, которые, к сожалению, очень часто ведут к прямым утратам национальных традиций и многовековой культуры.
   Но ни в Российской Империи, ни в СССР освоение новых земель не было связано с уничтожением коренного населения, созданием резерваций, как это практиковалось в США, Латинской Америке, в Австралии и т. д. Скорее, в конце 50-х — начале 60-х годов была другая тенденция: всех привести к одному цивилизационному уровню.
   Поэтому решили в принципе изменить образ жизни народов Севера: детей отрывали от родителей, привычного образа жизни и помещали в общеобразовательные интернаты, сезонное кочевье заменили на постоянные поселки, ликвидировали небольшие поселения как бесперспективные, сселив жителей в более крупные.
   К чему это привело? Народ утратил свои навыки и даже желание к традиционному, проверенному веками образу жизни, не став в то же время в полном смысле соответствовать надуманному типу жителя Севера.
   Сохранение культуры, традиций, языка малочисленных народов — это задача не только самого народа, но и всего государства, так как утрата даже самой малой цивилизации — это утрата для всей страны и всего мира. Нельзя передать культурное наследие народа только через книги, предметы материальной культуры. Это могут сделать только сами люди: от старшего поколения к молодому.
   Если не будет народа — носителя национальной культуры, то изучение ее со стороны — это то же самое, как изучение египетских пирамид, фигур острова Пасхи и т. п. В лучшем случае остаются разрозненные факты и все отдается на волю исследователя, его трактовки. А дух культуры и традиций, их сокровенный смысл и великое значение практически всегда утрачиваются.
   Поэтому сохранение культурных традиций — это одна из главных задач государства. Хотя в современных экономических условиях даже многочисленным народам приходится трудно. За последние 7 лет население России уменьшилось на 2,8 млн. чел. По данным Росстат-агентства, единственным подобным случаем за последние 100 лет в российской истории был период после Великой Отечественной войны. Но тогда это было понятно.
   Современный же рост смертности и уменьшение рождаемости — это порождение «реформ», которые почему-то назвали демократическими. Но если необратимо теряют свой генофонд народы большой численности, то что говорить о других. Здесь последствия выбранного пути, неадекватного реальным условиям, еще трагичнее.
   Коренное население живет трудно. Будучи теснейшим образом связаны с природной средой, вместе с ней они оказались под угрозой деградации и вымирания. Посудите сами: жизнь северянина на 20 лет короче, чем у среднестатистического жителя России, а мужчины Севера живут на 22 года меньше, чем в северных европейских странах.
   Вот почему одной из главных задач руководителей северных регионов, его представителей в Центре должна быть забота о выживании северных народов, их генетической защите, ослаблении противоречий между необходимым индустриальным развитием и традиционными формами жизни.
   Прежде всего надо отказаться от бытующего поверхностного взгляда на культуру, привычки северных народов, от попыток их насильственной и ускоренной адаптации к иным, чуждым им условиям жизни. Совершенно правы те, кто считает, что некоторые арктические народности, особенно кочевые, нельзя вводить в рынок, ибо они ведут исключительно натуральный образ жизни.
   Пора понять, что только традиционные формы жизни и хозяйственной деятельности — охота, рыболовство, оленеводство, коллективная форма собственности и общинная организация, наиболее соответствующие местным условиям, только они способны сохранить северные этносы от деградации и вымирания, помочь преодолеть психологическую подавленность и апатию.
   Государственный протекционизм, усиление местного самоуправления, защита традиционных занятий и прав собственности на пастбища и охотничьи угодья, экологический контроль за промышленными предприятиями — все это должно способствовать возвращению чувства хозяина собственной жизни и уверенности в завтрашнем дне коренному населению.

Новое