ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПО РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРОБЛЕМАМ СЕВЕРА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА.

 

Свои претензии на арктические территории предъявляют все больше стран. Оставим за скобками государства, которые имеют непосредственное отношение к Арктике и граничат с водами Северного Ледовитого океана, - у них свои бои. Обратимся к стратегиям ведения борьбы азиатских государств - Китая, Японии, Индии и Южной Кореи

 

Эти страны в отличие от западного блока, не включены в историю санкций против России и принимают активное участие в партнерских проектах по Арктическому региону с РФ. Кроме того, они обладают огромным инвестиционным капиталом, который необходим нашему государству для освоения северных территорий и развития шельфовых месторождений.

«Если говорить о развороте Москвы на Восток, то он полностью оправдан. Сегодня Азиатский регион является локомотивом экономического развития, тогда как Европа топчется на месте. У Азии мы можем взять и технологии, и инвестиции. От Запада мы видим только санкции и ничего больше», - отметил в интервью «Российскому миротворцу» Чрезвычайный и Полномочный посол, член Российского Совета по международным делам Глеб Ивашенцов.

Китай

Китайской Народной Республике очень хочется быть полноправным и активным «пользователем» Арктики. Это желание даже перекрывает сдержанный характер китайской дипломатии. Например, во время долгих переговоров о получении Китаем статуса постоянного наблюдателя в Арктическом совете официальные лица республики не могли выдержать единую линию ведения диалога. Сначала контр-адмирал Инь-Чжо перед международным пулом журналистов отмечал, что «Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти». Ему вторил научный сотрудник Шанхайского института международных исследований Чэн Баочжи, который на пресс-конференции подчеркивал: «Невообразимо представить, чтобы неарктические государства оставались пользователями арктических морских маршрутов и потребителями энергоресурсов Арктики без возможности участия в процессе принятия решений, так что конец монополии циркумполярных держав в арктических вопросах становится абсолютной необходимостью».

Чуть позже лидеры КНР постарались позиционировать свои амбиции исключительно в конструктивном ключе.

«Китай уважает суверенитет и суверенные права арктических государств, - говорил перед широкой публикой экспертов и журналистов в Арктическом совете начальник Чэн Баочжи вице-президент Шанхайского института международных исследований, профессор Ян Цзянь. - Китай не располагает прямыми интересами в Арктике и не делает ее объектом своего влияния, но, будучи крупной державой … желает внести свой вклад в укрепление мира и безопасности в регионе».

Наибольший интерес Китай сейчас проявляет к Северному морскому пути - кратчайшей торговой морской магистрали для доставки товаров из Азии в Европу. По прогнозам международного энергетического агентства, в 2020 году эта экономика станет самым крупным импортером нефти в мире. Уже сейчас КНР является наиболее значимым международным перевозчиком по Севморпути и даже активно строит свои ледоколы.

А в 2025 году, по заявлениям властей КНР, страна намерена транспортировать 20% своих внешнеторговых грузов через эту транспортную магистраль. Правда, пока кроме заявлений Китай не предпринял никаких реальных шагов по развитию арктического транзита.

Вторая причина повышенного интереса в Арктике для Пекина связана с тем, что государство испытывает острую нехватку природных ресурсов. Тут обнаруживаются параллели с борьбой за богатые залежами территории на Дальнем Востоке и в Африке. КНР стремится получить доступ к ископаемым благодаря серьезной финансовой помощи при разработке месторождений. Инвестируя в такие проекты, КНР открывает для себя возможность принимать участие в добыче природных ресурсов в этих зонах.

Южная Корея

Республику Корею последнее время эксперты часто называют экономическим близнецом Китая. Схожи ее интересы и в вопросе покорения Арктики. Вслед за КНР она получила статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете, уже строит свой первый ледокол и даже утвердила программу действий по реализации Национальной арктической политики.

Отличие стратегии от китайской заключается только в том, как именно декларируются приоритеты. Так, в принятом документе акцент делается на экономических возможностях обслуживания Северного морского пути, а не торговле через него. Для этого в программу действий в первую очередь вписали необходимость «продолжить развитие судостроения морских судов полярного типа, включая ледоколы, и на основе этого создать собственный ледокольный флот и стать признанным в мире экспортером судов ледового класса». Именно такая позиция, по мнению властей Южной Кореи, поможет стране к концу 2020-х годов повысить свой статус в Арктическом совете от постоянного наблюдателя до полноправного члена. А это уже даст азиатскому государству абсолютный доступ к международным проектам научного и хозяйственного освоения Арктики: разведке и добыче полезных ископаемых, свободному проходу по Северному морскому пути, привлечению собственных клиентов в торговых морских перевозках.

Если Корея добьется равноправия в деятельности в арктической зоне, как в институционно оформленном, так и неформальном плане, Сеул может рассчитывать на усиление своих традиционных приоритетов в международной экономике. А это межгосударственное сотрудничество в вопросах освоения новых логистических и транспортных путей, перевозки грузов и развития портовой инфраструктуры. Представители Южной Кореи, конечно, понимают, что могут столкнуться с преградами, которые будут им выставлять циркумполярные страны. А поэтому сегодня страна активно ищет поддержку у неарктических государств, в первую очередь Китая и Японии. Кроме того, корейские эксперты и политики активно работают с каждым циркумполярным государством в отдельности. Например, в 2013 году Южная Корея провела совместные с Канадой научные экспедиции в море Бофорта в исключительной экономической зоне Канады, где участвовали корейский ледокол «Араон» и группа ученых.

Не стоит забывать и об особенностях менталитета жителей Южной Кореи. В научной статье, посвященной стратегии освоения Арктики этим государством, доктор исторических наук, доцент Восточного института Дальневосточного федерального университета Игорь Толстокулаков приводит цитату ведущего сотрудника Корейского НИИ полярных исследований Чона Донмину: «Одной из причин заинтересованности Южной Кореи являются соображения национальной гордости и престижа в мировом сообществе. Как вы знаете, пятьдесят лет назад Корея была одной из беднейших стран мира. Добившись экономического процветания, корейский народ ждет от своего правительства более активного участия в международных делах».

Япония

Свою роль в вопросе освоения Арктики пытается отыгрывать и Япония. Но, в отличие от азиатских коллег, токийский политикум не позволяет себе говорить о возможности самостоятельной добычи ископаемых или управления морскими торговыми путями. Японцы пытаются укрепиться в роли консультанта по научным технологиям и поставщика оборудования или же потребителя ресурсов и услуг из Арктики. Это им гарантирует прочные позиции для будущего присутствия в арктических водах, проектах по изучению шельфов Северного Ледовитого океана, а также для участия в выработке новых решений при регламентации навигации в регионе.

Для этого Япония сейчас готовит порты, в которые и из которых будут поставляться товары через Северный морской путь, строит ледоколы и готовит молодых специалистов по Арктике. Это, кроме прочего, позволит ей укрепиться в Арктическом совете и наравне с представителями арктических и приарктических государств принимать решения относительно политики освоения региона.

Буквально из первого абзаца Арктической стратегии Японии, принятой в 2015 году, становится понятно, что приоритетные интересы Токио находятся в области развития Северного морского пути. Так, в начале 2016 года Япония через представителя по вопросам Арктики Каузуко Сираиси заявила, что готова транспортировать 40% своих грузов в Европу через Севморпуть. Одновременно с этим она предложила помощь в мониторинге ледовой обстановки, изучении климата, шельфов и навигации.

В научной работе по изучению интересов Японии в Арктике младший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Центра азиатско-тихоокеанских исследований Елена Колегова отмечает: «В новой Арктической стратегии Япония предлагает мировому сообществу принять ее вклад в виде передовых технологий для всестороннего изучения Арктики с научной точки зрения, дать комплексную оценку хрупкой биосистеме Арктики, обеспечить соблюдение международных норм закона при осуществлении международного сотрудничества, уделить внимание аборигенному населению приарктических территорий, а также вопросам безопасности в регионе, стремиться к тому, чтобы экономические и социальные перемены в регионе не нарушили баланс климата и экологии. И только последним пунктом в этом списке целей и задач идет поиск экономических возможностей для развития СМП и освоения природных ресурсов».

Так Япония аккуратно подходит к дипломатически сложным вопросам активизации деятельности в Арктическом регионе.

Индия

Декларируемые интересы Индии в Арктике идут по трем направлениям: экология, экономика и политика. И если первая стоит особняком и скорее преследует научные цели, то последние две связаны с тем, что темпы промышленного развития страны требуют сырья, в первую очередь углеводородов. Но для того, чтобы их получить, нужно договариваться. И здесь Индия заручилась поддержкой России.

Еще в 2014 году правительства РФ и Индии подписали десятки документов о сотрудничестве в вопросах энергетики, технологии, инфраструктуры и военно-промышленного комплекса. Сегодня индусы принимают участие в проектах на Сахалине, в 2010 году АФК «Система» и крупнейшая нефтегазовая корпорация Индии ONGC подписали рамочные соглашения о сотрудничестве, а в 2011-м было оговорено, что индийские партнеры могут стать ключевым компаньоном по разработке нефтяных месторождений в Ненецком автономном округе.

«С учетом масштабов реализуемых сегодня Россией энергетических проектов, мы заинтересованы в привлечении новых инвестиций и технологий, в том числе из Индии, - заявил президент РФ Владимир Путин в 2014 году после встречи с премьер-министром Индии Нарендрой Моди. - Сегодня активно прорабатывается вопрос участия OVL (дочерняя компания ONGC, - ред.) в освоении углеводородов в Арктике».

А вот разработка Северного морского пути для Индии совсем невыгодна. Цель ее морской стратегии - это превращение страны в ведущую морскую силу в Индийском океане. И переориентация европейско-азиатских магистралей на север может привести к упадку региона, который сейчас контролирует ведущий морской транспортный маршрут.

7 июня 2017 г.

Валентина Самойлова

Источник: https://regnum.ru/